RU EN

EN

Коктейль «Слеза комсомолки»

реклама

Июль, 14
Коля Сулима

Алкоголь для русского — мама, папа, друзья и психоаналитик вместе. Какой вызов нам не брось, мы встретим его с водкой наперевес. Умер, родился, женился, развелся — рядом непременно окажется бутылка. Американская выпивка не умеренней, но гораздо цивилизованней. Это как русский лес и японский парк: выглядеть они могут одинаково дико, однако при ближайшем рассмотрении…


В чем же отличие питейных мировоззрений и традиций?

Начнем с «где». Американцы напиваются по барам. Они пьют, не закусывая, имея цель сугубо практическую: получить свою порцию алкоголя и как можно эффективнее захмелеть. Американцы вообще очень прагматичны и движутся прямо к цели и вот почему: напитки в баре стоят дорого. Пить столько же, сколько русские, но за барной стойкой — чистое разорение. Иногда один барный коктейль обходится дороже, чем целая бутылка вполне качественного спиртного — напиваться следует быстрее.

19-image-1

Тем не менее, люди все равно идут в бар. Так им завещали отцы и деды, кино и литература. Вечером в пятницу в центре города едва ли найдется хоть один свободный барный стул. Удалите из американской культуры явление бара и половина литературы и кинематографа потеряют смысл. Хемингуэя, например, можно будет сразу выкинуть в помойное ведро. 
Отправляясь в бар, американец не обманывает себя. Там он напьется публично, осознавая этот факт и будучи готов нести ответственность за свой шаг.

В отличие от западной цивилизации, мы, например, бухаем на кухнях. Бары никогда не были и не будут популярными в России, пока не вымрут последние из советских людей. Почему? Потому, что на кухне мы не чувствуем ответственности за то, сколько выпьем и как будем выглядеть в итоге. На кухне легче спрятаться от всех, включая самого себя — никто не увидит нас бухими, полёт нормальный. Смотреть в лицо своим грехам не очень-то охота. А в магазине спиртное продаст продавщица, равнодушная, как вобла — ей вообще похеру, у нее таких как мы, за день тысяча.

А потом эта алкогольная арифметика, единственная практическая арифметика, для которой мы находим время. Никакой критики этот дурацкий самообман, понятно, не выдерживает. Вместо того, чтобы пять раз выпить в баре и забыться, русский покупает бутылку дешевой водяры и считает, что сэкономил. Но не тут-то было! А как же закуска? По неведомой причине бухать следует, хорошенько закусывая. Будто русскому человеку необходимы декорации и фон к банальному процессу опьянения, а иначе страдает тонкая русская душа. Начинается «собирание на стол», походы в гастроном за колбасой и огурцами.

Человек выпивает и ест одновременно, замедляя опьянение. Алкоголь обычно достигает эффекта в течении получаса, но мы смешиваем его с пищей, замедляя процесс. За тридцать минут в легкую выпивается бутылка водки и набивается желудок, но нас еще не накрыло как следует — мы хватаем вторую. Потом, когда через час обе бутылки хлопают нам по темени, поезд уже ушел. Идиотские традиции и нелепые расчеты кончаются тем, что русский выпивает втрое больше положенного и изводит килограммы еды сверх того. Ну, а водочное похмелье — как атомная война для печени: алкогольное отравление плюс контузия жирными салатами. Мы пьем втрое не только потому что мы такие алкаши. Нам еще и пожрать надо непременно.

В среде американцев пьянство на дому — вещь экстраординарная. Особенно так, как мы его понимаем — с тяжелой артиллерией, именуемой словом «liquor». Послушайте, как звучит — что-то в этом есть лягушачье, заранее предупреждающее о гадких последствиях назавтра. Пить виски дома — прерогатива пубертатных школьников в отсутствие родителей или алкоголиков. Да, еще коррумпированных политиков и киномагнатов — то есть людей из каких-то малознакомых, полу-мифических социальных групп. Вспомним Николаса Кейджа в «Покидая Лас-Вегас» — вот уж где был карикатурный, неправдоподобный алкаш, плод воображения сценариста! Как он кружил между стеллажами, нагружая тележку количеством пойла, достаточного, чтобы убить трех лошадей. Тем не менее, это вполне ясное послание обществу: бухать дома — признак серьезных проблем. Дома пьют вино или пиво. С условными закусками вроде сыра и крекеров и еще какой холеры, которой не наешься, зато жевать можно бесконечно.

 

Кухня — новый русский храм.

 

Кухня — новый русский храм. Там и отрада животу и кушетка психоаналитика. Вместо того, чтобы получить помощь доктора, мы берем в шалмане пузырь и садимся в кухне кирять с братанами. Это что-то вроде терапии кратковременной смертью: сбежать от психологических проблем при помощи медленного яда. Пока наше тело борется с токсинами, голова вроде как отдыхает. С бодуна вообще не до фрустраций несчастного детства — лишь бы башка перестала трещать. К тому же, на деньги, которые буржуй платит за сеанс психоанализа, можно купить ящик чудодейственной водки. 
Русские алкогольные излишества превратились в сказания и мифы. Я слушал легенды о том, как готовили бражку в армии и тюрьмах, используя в качестве посуды пустые огнетушители. Как пили тормозную жидкость на спирту, выблевывая ядовитые компоненты после того, как спирт всосется в кровь. Как мебельную полироль спускали по металлическому желобу или лому в крепкие морозы — спирт при этом стекает в емкость, а отрава примерзает к металлу. В аптеках порой не найти лекарственных настоек на спирту — раскупают страждущие. Окрестные алкаши разгуливают, причастившись экзотических амброзий вроде настойки боярышника, и получают интересные побочные эффекты — седативные или, наоборот, возбуждающие. Русские мешают водку с пивом для экспресс-захмеления или водку с седатиками вроде димедрола. Получается что-то вроде алкогольной нирваны, убийственной для организма. Одним словом, мы безумствуем. Если мы хотим бухнуть, то способы найдутся и нас не остановит ни потоп, ни землетрясение. Как говорил Владимир Высоцкий, «Уж если я чего решил, то выпью обязательно».

Американское общество имеет свою историю борьбы с пьянством — известную всем эру «Сухого закона», или «Prohibition Era». Сухой закон простоял четырнадцать лет — невероятно долго. Американцы, тем не менее, воспели этот мутный период своей истории, создав вокруг него романтический флёр — эти гангстеры, самогонщики и контрабандисты. Были сняты десятки фильмов, написаны сотни книг, построены карьеры и заработаны миллионы.

Американцы держали сухой закон в течении тринадцати лет, оправив миллионы декалитров спиртного в сточные канавы, и бросили, не добившись ничего, кроме распространения подпольного самогоноварения. Кстати, американское самодельное спиртное называется Moonshine, или «лунный свет» и в этом есть что-то определенно возвышенное, не находите? Англичане, изобретшие этот термин, тоже не дураки выпить, однако слово Moonshine ясно делит спиртное на легальное и нелегальное — первое делается днем, второе ночью.

Нам бы учиться на чужих ошибках, но где там.

Советский Союз, этот ржавый пароход без рулей, отправился в те же неспокойные воды в середине восьмидесятых, причем с любимой манерой доводить все до последнего градуса абсурда.


Вырубили и пожгли виноградники, вылили тонны виноматериалов, а хранилища отдали под склады. Драмы в этом было хоть отбавляй, но где хоть один приличный кинофильм, над которым уронит слезу пожилой алкоголик? Только скудные черно-белые фото, на которых озверевшие граждане давят друг друга в очередях за чекушкой. Нет в нас ни единой коммерческой клеточки, только закаленная печень да чугунная с похмелья голова.

  • Alby

    Сейчас в Америке пьянство — проблема отдельных личностей, а до Сухого закона было общей проблемой страны. И среди многих американцев бытует мнение, что именно времена Сухого закона надломили традицию пьянства в Америке.

    • bashenko

      Ну а как вы считаете, почему сухой закон «не взлетел» в России? Можно ведь подобной мерой искоренить традицию, нет?

об издании

Проект Nёw Russian Wave — это объединение молодых блоггеров, живущих преимущественно за пределами России и пишущих на русском или английском языках. Особенностью проекта, является их персональный взгляд на актуальные проблемы окружающего их общества, интересные явления и события. В проекте мы отслеживаем исторические параллели, описываем взаимоотношения с не-русскоязычным сообществом, рассказываем интересные факты о местах, в которых мы живем и знакомим читателей с биографиями наших соотечественников, внесших свой вклад в историю и культуру других стран. «Загадочная русская душа» наших авторов дышит в унисон с другими загадочными душами на нашей планете.
Подпишитесь на рассылку самых интересных
и свежих публикаций проекта
Вы всегда можете отписаться от рассылки всего в один клик.