RU EN

EN

Коммунисты Гринвич-Виллидж

реклама

Ноябрь, 10
Даниил Векслер

Я вожу экскурсии с историческим и архитектурно-аналитическим уклоном. Однажды у меня на экскурсии была женщина, с обыкновенной историей: в 1987 г. она с мужем и 4-летним сыном иммигрировала из Ленинграда в Штаты, и стала медсестрой в поликлинике под Бостоном. Она мне рассказала такую историю: Году в 90-м у нее был пациентом один старый американец, который, услышав её акцент, спросил: «не из России ли она?».

Получив утвердительный ответ, он поинтересовался: «А из какого города?» Узнав что из Ленинграда, он воскликнул: «Я так и знал! Помню, у меня был один приятель, мы в 1907 году вместе учились в Гарварде, и жили в одной комнате в общежитии. Он потом уехал к вам туда в Ленинград, но вскоре после этого, умер, кажется, от тифа. Жалко, талантливый был парень, но пылкий! Безбашенный.»
Речь, шла о Джоне, или, как его называют на его родине, Джеке Риде — авторе «Десяти дней, которые потрясли мир», главной книги об Октябрьской революции, написанной очевидцем. Этот человек, поэт и журналист, переехал по окончанию Гарварда в Гринвич-Виллидж и попал в самый разгар авангардной и социалистической деятельности этого района, где, как очень многие, заразился Марксизмом. В 1910 году весь Ист Вилладж и LES были до абсурда перегруженными, тесными трущобными районами, населенными иммигрантами из восточной Европы.

Джон Рид в 1914 году

Джон Рид в 1914 году

 

Среди них, огромное количество было евреями, сотнями тысяч бежавшими от царских погромов. Они приплывали на пароходах, через Эллис Айленд, в Бэттери Парк. В заливе их встречала еще не позеленевшая, сверкающая бронзой, Статуя Свободы. Попадая в условия, как минимум ничем не лучше самых немыслимых советских коммуналок, всей прелести которых, конечно, они пока еще не могли оценить, эмигранты развивали свои социалистические убеждения, но за не имением гражданства, не имели права голосовать даже за районных представителей. Разумеется, эта ситуация порождала всякого рода подпольные организации и группировки различного уровня радикальности. К примеру, в 1920 г. группа анти-капиталистов из Нижней восточной стороны взорвала карету с динамитом, перед штаб-квартирой банкира и мецената Дж. П. Моргана на Волл-Стрит. Погибло 40 человек.

Троцкий в 1918 году

Троцкий в 1918 году

В 1916 г., в сердцевине этого «веселого» района, по ту сторону от швейных фабрик и шикарных особняков Авторов, в которых сегодня находится театр Blue Man Group, отделявших и тогда старинные особняки Вест Вилладжа от трущоб Ист Вилладжа, в том самом квартале St. Marks между 2 и 3 авеню, где сегодня творится бог весть что, жил еще один убежденный коммунист: Лев Давидович Бронштейн, известный под псевдонимом Троцкий. В свое короткое пребывание в этом «монстре», как он сам назвал Нью-Йорк, он мыл посуду в столовой, а в свободное от тарелок время, погружался в пучину социалистической деятельности. Здесь, в Нью-Йорке, он узнает об отречении Николая II, и прямо отсюда, заняв денег, отправится через Европу в Россию.

Пропагандировать социалистические идеалы в Нью-Йорке того времени был удел не только еврейских рабочих. Например, одним из видных политических деятелей стала Хелен Келлер, известная сегодня похабными анекдотами, которые про нее рассказывают американские школьники. Она была слепой и глухонемой женщиной, что не помешало ей в логове капитализма стать ученой, писательницей, активистом, и оратором. В 1919 г. она на полном серьезе собиралась переехать жить в Советский Союз, но ее отговорили.

В то же время в бывшей квартире Марка Твена, в одном квартале от арки Вашингтон Сквера, жила барышня по имени Мэбел Додж, которая очень любила собирать у себя весь авангардный бомонд Вилладжа. На ее «салонах» пересекались самые немыслимые люди: изобретатели, политики, философы, художники, композиторы, революционеры, и т.д. и т.п. Там она и познакомила Рида из Вест- Вилладжа, с Троцким из Ист. Заглядывал к ней на бокал вина и Марсель Дюшан: бескомпромиссный авангардист, взрывающий мозг как тогда, так и сегодня, человек, который собственноручно раз и навсегда взорвал пути по которым двигалась история Западного искусства, еще 100 лет назад, выставив в качестве произведения на выставке современного искусства в Нью-Йорке, писсуар, лежащий на заднике. В январскую ночь того же 1916 г, Марсель Дюшан, Мэбел Додж, и еще несколько человек, решили погулять по окрестностям, они прокрались через дверцу которая в западном боку арки в Вашингтон Сквере, и поднялись на крышу. Там они устроили пикничок, в ходе которого была прочитана декларация, состоящая из текста:

«Whereas, whereas, whereas, whereas, whereas», и т.д., и заканчивающаяся объявлением Гринвич-Виллиджа официально независимой республикой. Затем, хулиганы прикрепили к арке надувные шарики, и ушли домой. На следующий день, весь Вилладж прочитал в газетах о своей независимости, а шарики послужили доказательством. Власти оказались в странном положении, т.к. переворота никакого не было, и спорить было в общем то не с чем, и не с кем. Но авангардный народ то о своем новом статусе уже знал, и был в диком восторге.

Похороны Джона Рида, 1920 год

Похороны Джона Рида, 1920 год

А что же Рид? Не мудрено, что вдохновившись произошедшей в России Февральской революцией, он отправился в Стокгольм, куда его выпустили только под расписку, что он едет в качестве журналиста, а не чтобы агитировать на съезде Коммунистов. Оттуда, через Финляндию, он проник в революционный Петроград, и в октябре 1917 г. он находился именно там, проводя время в компании идеологов и главных лиц революции, записывая в блокнотик впечатления для будущей книги.

Вернувшись в Америку уже после Октября, Рид во всех газетах выражал такой дикий восторг от этих удалых Большевиков, что доигрался до объявления его персоной нон-грата, и приказания немедленно арестовать шумного и неудобного пятиколонника. Спасаясь от тюрьмы, Рид с липовым паспортом бежал обратно в Советскую Россию, и, успев побывать агентом Коминтерна и потусоваться с Ильичем, в итоге там и умер от сыпного тифа осенью 1920 года, который по большой вероятности ему занес контрреволюционный комар. Как и подобает настоящему коммунисту и герою победоносной революции, его прах покоится рядом с Н. Крупской, и другими столь же видными личностями, под Кремлевской стеной, напротив могилы Дзержинского. А Русско-еврейский Марксизм будет продолжаться в Вилладже еще долго: Розенберги — пара американцев казненных в 50-е за передачу военных тайн Советской разведке, это — дети поколения тех суфражисток и террористов, иммигрантов из России. Аллен Гинзберг — американский поэт, лидер Битников — сын Русских евреев, Марксистов. В 70-х он будет встречать Солженицына в аэропорту, и учить Бродского покупать одежду в винтажных магазинах Гринвич-Виллиджа.

Кстати, в 1981 году Warren Beatty по мотивам истории Джона Рида снял романтическую историческую драму Reds, одну из самых нормальных экранизаций на тему России в истории Голливуда. Фильм завоевал 3 премии «Оскар», в том числе за лучшую режиссуру и еще несколько наград на международных кинофестивалях.

об издании

Проект Nёw Russian Wave — это объединение молодых блоггеров, живущих преимущественно за пределами России и пишущих на русском или английском языках. Особенностью проекта, является их персональный взгляд на актуальные проблемы окружающего их общества, интересные явления и события. В проекте мы отслеживаем исторические параллели, описываем взаимоотношения с не-русскоязычным сообществом, рассказываем интересные факты о местах, в которых мы живем и знакомим читателей с биографиями наших соотечественников, внесших свой вклад в историю и культуру других стран. «Загадочная русская душа» наших авторов дышит в унисон с другими загадочными душами на нашей планете.
Подпишитесь на рассылку самых интересных
и свежих публикаций проекта
Вы всегда можете отписаться от рассылки всего в один клик.