RU EN

EN

Корпорация в шлёпанцах



реклама

Сентябрь, 4
Коля Сулима

Многие слышали о соковыжималке под названием «американский офис».

Желающих рассказать о нем с семидесятых годов, когда он начал складываться в особую культуру, было предостаточно. Белые воротнички, калькуляторы с суммирующей лентой, кулер, как место обсуждения горячих сплетен, лифт, в котором загораются жаркие романы и центр мироздания — копир.

На нем снимают копии задниц с целью позлить начальство при увольнении, около него роняют на пол стопки бумаги, чтобы столкнувшись лбами, встретиться взглядами и так далее. Все вы это видели в кино и сериалах и отлично знаете.

Ну, а я трудился в атипичном офисе. Северная Калифорния, столица шмалекурения. Я оказался в компании первым кандидатом, одетым в пиджачную пару, за последнюю декаду, судя по тому, как на меня смотрели проходящие, пока я сидел на небольшом пуфике, в ожидании собеседования.

Первым, что я отметил, был удивительный аскетизм приемной. Там стоял журнальный столик, заваленный местными газетами, каких здесь навалом: новости графства, винные флайеры, сырный вестник, «Артишок Уикли» и куча журналов на тему «Куда сбыть ваших детей на время летних каникул». Мебель выглядела так, как будто ее привезли из магазина для малоимущих — разнокалиберная и в чехлах, которые не стирались уже пару лет. Вообще, на фоне этой приемной я выглядел Джеймсом Бондом в сельской поликлинике.

Удивительные факты о новом месте работы я начал узнавать немедленно.

Лысый дядя в тапках, шортах и прожженной на животе майке, оказался владельцем компании.

Курящим в офисе был один единственный человек, чтобы покурить, ему приходилось спускаться на два этажа и выходить на улицу через черный ход. К тому же, он уволился через неделю после того, как я начал работать.

Компания предлагала сотрудникам бесплатно все продукты с истекающим сроком годности, которые нельзя было более держать на полках — их убирали в особый холодильник, откуда любой желающий мог их взять.

Оказалось, что трудовое законодательство в Калифорнии блюдут почище Конституции. Уходить на обед требуется не позже пяти часов с момента начала работы. Первые две недели за мной, как за детсадовцем, приходили из отдела кадров, чтобы вывести на два пятнадцатиминутных дополнительных перерыва. Приучали, как кота к лотку. Переработки, которые оплачиваются по полуторной ставке, обычно строго регламентируются в зависимости от срочности выполняемой работы. Об этом недвусмысленно дают понять, как только попытаешься немножко прибавить себе заработка таким образом.
Я слышал достаточно историй о беспредельном рабочем дне и отсутствии выходных, но это, в основном, касалось категорий работников с фиксированной оплатой труда, продолжительность рабочего дня у которых невозможно проконтролировать. Если же вам платят по часам, вам, скорее всего, ничто не угрожает.

Очень разнятся наши представления о том, что означает «работать под давлением». Никакого давления я не испытывал ни разу за четыре года, проведенных в офисе — американцы вообще под давлением понимают совершенно другие вещи. По сравнению с нашей закалкой, они люди сугубо нежные. Руководитель, орущий «просрали все полимеры», просто не выживет — здесь воздействуют совершенно иными методами.

Очень скоро выяснилось, что в американском офисе, каким бы дружелюбным он ни был, вы постоянно окружены внимательными глазами и ушами. Первым отпал мобильный телефон — личные вопросы по мобильному в рабочее время обсуждать запрещено, особенно рядом с коллегами. Выходи в коридор, при этом помня, что каждая минутка твоего отсутствия учитывается. Потом вэб-серфинг, не говоря уже о чатах. Человека, сидящего в чате, вычислить легче, чем трехлетнего ребенка, который первый раз в жизни решил приврать — в обоих случаях достаточно просто посмотреть на выражение лица. Вылечивают от этого очень быстро и эффективно — угрозой увольнения.

Культурные различия продолжали всплывать: оказалось, что по американским меркам, мы очень агрессивны. Я, например, слишком настойчиво требовал по телефону того и сего, что ранило коллег на другом конце линии. Пришлось привыкнуть к тому, что в Штатах не следует, как в Беларуси, повторять по три раза лично, и в случае недоразумений или трений принято докладывать вышестоящему, который примет меры по своим каналам. Никак иначе, чтобы никого не травмировать. Непосредственный руководитель вообще решает очень многое. Прыгать через его голову рискованно.

Еще одна особенность — неотвратимость и внезапность наказания.

Человека, привычного к тому, как решаются дисциплинарные вопросы в нашем родном офисе — журение, указание на грехи, затем всем известное китайское предупреждение — ждет сюрприз. В американском офисе, под светлые улыбки, на грешника собирается некоторое досье, которое затем озвучивается без лишних церемоний теми же людьми, которые так мило чирикали еще вчера. И тогда уже приходится или корректировать линию поведения, или искать себе другое место работы. 
В этом смысле бизнес-офис одинаков по всей Америке.

У небольших компаний, впрочем, есть свои особенности. Во-первых, бюрократия была сведена к нулю — по причине минимального количества персонала. У моего финансового директора дверь вообще не закрывалась, и она вела переговоры с офисом, как аукают в лесу при сборе грибов. Нас не терзали регулярными совещаниями, летучками или планерками. Пятиминуток тоже не наблюдалось. 
В малом бизнесе не держат лишних людей, и все сферы ответственности делятся исходя из имеющегося персонала, не нанимая новых. Приходится заниматься несколькими направлениями одновременно, что всегда имеет негативный эффект для последующего трудоустройства: американская поговорка «jack of all trades, master of none», говорит сама за себя. «И швец и жнец, ни в одном не умелец», если примерно перевести. Здесь куда больше ценят специалистов узкого профиля.

Очередной отпуск короче среднеевропейского примерно вдвое. Оплачиваемый отпуск по уходу за ребенком — просто неудачная шутка, поскольку длится он всего шесть недель. 
Как стало ясно с первого дня, никакого дресс-кода в калифорнийском среднем бизнесе не предусматривается. Шорты и волосатые голени были у нас в порядке вещей.

Аварийный выход с обратной стороны здания вел на парковку, где по средам проводился фермерский рынок. Оттуда доносились звуки барабанов и гомон толпы, сотрудники возвращались с обеда, слегка пахнущие пылью, нагруженные зеленью и фруктами.

Традиции коллективно отмечать праздники — дни рождения, Рождество — здесь развиты очень слабо. По умолчанию, они считаются личной прерогативой. Никакого чтения стихов в Международный Женский день или День Защитника, кого бы под этим не имели в виду. Шампанское, салаты с майонезом и торт, отчаянные танцы назло службе безопасности, караоке — все это отсутствует, как грибные леса из известного кинофильма.

В общем и целом, работают тут гораздо больше, чем дома — а в небольших компаниях и того пуще. Там гораздо легче контролировать занятость, эффективность и сдерживать бюрократический рост, поскольку гораздо выше прозрачность бизнеса и цепочка обратной связи с владельцем бизнеса куда короче тех, что существуют в раздутых штатах крупных корпораций.

Изменения начинаются в случае, если средний бизнес набирается амбиций для роста — тогда появляется знакомый многим ветерок корпоративных перемен. Кубиклы, сокращение льгот, рост инструктивной базы, зачаточные формы нечистой внутренней конкуренции и ухудшение общей атмосферы.

Я лично принимал эти печальные сигналы, пока не отчалил в другом направлении. Компанию, в которой я трудился, теперь поглотила сеть покрупней. Надеюсь, сотрудникам по-прежнему разрешается появляться в офисе в шлепанцах.

об издании

Проект Nёw Russian Wave — это объединение молодых блоггеров, живущих преимущественно за пределами России и пишущих на русском или английском языках. Особенностью проекта, является их персональный взгляд на актуальные проблемы окружающего их общества, интересные явления и события. В проекте мы отслеживаем исторические параллели, описываем взаимоотношения с не-русскоязычным сообществом, рассказываем интересные факты о местах, в которых мы живем и знакомим читателей с биографиями наших соотечественников, внесших свой вклад в историю и культуру других стран. «Загадочная русская душа» наших авторов дышит в унисон с другими загадочными душами на нашей планете.
Подпишитесь на рассылку самых интересных
и свежих публикаций проекта
Вы всегда можете отписаться от рассылки всего в один клик.