RU EN

EN

Любовь,
Комсомол,
Кокос
и Весна.

реклама

Июль, 30
Рон Соркес


5 декабря 1978 года в коридорах главной дирекции музыкальных программ Гостелерадио СССР было, как всегда, многолюдно, несмотря на раннее утро. Готовился к эфиру ежегодный музыкальный праздник для всего советского народа — Заключительный концерт 8-го Всесоюзного телевизионного фестиваля советской песни или просто «Песня Года 1978», который телезрители должны были увидеть 1 января.

Саундтрек поста.

Монтажёры резали километры плёнки. На ней мелькали уже тогда знаменитые ведущие Александр Масляков и Светлана Жильцова, а также все звезды советской эстрады, песни которых пела почти вся страна, а портреты украшали стены почитателей от Калининграда до Петропавловска-Камчатского, где, как казалось, всегда полночь. Пришлось повозиться с открытием: много дублей и различных планов. Но Лещенко хорошо и уверенно работает в кадре и вот заглавная песня концерта «Любовь, комсомол и весна» практически сошла с монтажного стола. А тем временем, с разницей в 9 часов «назад», в двери здания бывшей телевизионной студии CBS на пересечении 54—й улицы и Бродвея на Манхеттене под раскачивающие изнутри басы диско саунд-системы «Paradise Garage» ворвалось несколько десятков вооружённых людей приставляя посетителей к стенам. Во внутренних помещениях клуба сотрудники IRS (Internal Revenue Service.  Служба по сбору налогов в США) нашли стопки крупных долларовых купюр, ещё несколько мусорных пакетов с ними же и несколько мешков кокаина. Так начался закат легендарного нью-йоркского клуба Studio 54.

Джексон и Тайлер

Майкл Джексон со Стивеном Тайлером

У каждого времени своя музыка, и в этом плане саундтрек конца 70—х это безусловно диско. Я не сильно совру, если скажу, что образное мышление при слове «диско» у родившихся в СССР рисует портреты квартета Abba, Boney-M и каких-то итальянских исполнителей. Даже я сам, пишущий сейчас эти строки, не могу избавиться от этого штампа, заложенного в меня жизненными обстоятельствами. Причина тому кроется, скорее всего, все в той же культурной изоляции, в которой пребывало почти все население этой огромной страны СССР, хотя, безусловно, в конце 70-х уже большой пласт общества теми или иными методам имел доступ к различным музыкальным материалам с Запада. Сейчас поколение тех, кто взрослел в это время, с большой вероятностью помнят названия пластинок и треков Queen, Pink Floyd, АС/DC или даже Sex Pistols, чем имена диско-исполнителей, хотя именно они наряду с ди-джеями стали героями нового зарождающегося социального явления. Если рок-музыка того времени это логичная эволюция 60-х, то фанк и диско это экстенсивный скачок, основа и энергетика нового течения, позже названного «клубной культурой».

Очередь в клуб «Студия 54»

Очередь в клуб «Студия 54»

Сегодня концертной студии Останкино уже не существует. Несколько лет назад она была переоборудована в комплекс Дирекции Информационных Программ Первого канала. Но в 1978 году это была лучшая студия страны, оборудованная для производства музыкальных программ и вмещающая до 800 человек. Телезрители СССР смотрели концерты, снятые в ней с использованием многомерной съёмки, сценического света и отличного звука в акустически подготовленном зале на третьем этаже комплекса. У студии имелся отдельный вход со стороны Останкинского пруда. Сотрудники Гостелерадио были теми редкими счастливчиками, кто имел привилегированный шанс попасть на проходящие съёмки и даже иногда на финал Песни Года, которая с 1971 держала уверенное лидерство среди любимых музыкальных программ 1/6 части суши. Хотя и приходилось по нескольку часов сидеть в довольно жарком от света софитов помещении, чем студия отличалась от обычных концертных залов, попасть в студию было огромной удачей. Несколько часов жары скрашивал буфет, откуда можно было принести бумажный кулёк с эклерами, бутербродами и стаканчики с газировкой.

Мик Джаггер

Мик Джаггер

Круглыми металлическими кнопками на стене около пульта звукорежиссера в студии был закреплен список, отпечатанный на печатной машинке.

Песня года-78. Первое отделение:

Лев Лещенко — Любовь, комсомол и весна.
Большой детской хор ЦТ, солист Дима Голов — Вместе весело шагать.
Мансур Ташматов и Большой детской хор ЦТ — Песня о Ташкенте.
Людмила Сенчина и Большой детской хор ЦТ — Камушки.
Большой детской хор ЦТ, солистка Лена Могучева — Песня Красной Шапочки (из т/ф «Про Красную Шапочку»).
Алла Пугачева — Песня первоклассника.
Ансамбль песни и пляски МВД, солист Владимир Романов — Лучше нашего солдата не поёт никто.
Валентина Толкунова- Кружится лист.
Эдуард Хиль — Два брата.
Эдита Пьеха — Придёт и к вам любовь.
Яак Йоала — Солнечные часы.
Ольга Воронец — Пришла любовь.
ВИА «Пламя» — Это говорим мы.
Роза Рымбаева — Озарение.
Иосиф Кобзон — Любимой.
Рано Шарипова — Веселый ветерок.
София Ротару — Обычная история.
Анатолий Мокренко — Высокие звезды.

BDSM-перформанс на входе в Студию

BDSM-перформанс на входе в Студию

Шуршащий звук прибоя, которым начинается трек Devil’s gun» by C.J. &; Co 26 апреля 1977 года открыл короткую, но феерическую эру Студио-54 . Два DJ резидента клуба Richie Kaczor и Nicky Siano, разделившие между собой будни и выходные, стали настоящими проводниками в мир концентрированного гламура под лозунгом Beautiful People Only (Только для красивых людей).

Замешанный на килограммах кокаина коктейль из тотальной свободы, секса, музыки и света взорвал мировой бомонд. Практически все яркие фигуры шоу-бизнеса того времени хоть раз посещали клуб. Мягко сказать, что создатели клуба Steve Rubell и Ian Schrager принимали участие в том, что происходило в Студио-54. Они, без сомнения, жили своим детищем, создавая имидж самого лучшего клуба на планете. Считается, что именно в Студии-54 было придумано то, что позже назвали «фейс-контроль» и «дресс-код». Легенда гласит, что в клуб однажды не пустили Шер, которая в ответ на свои возмущения по этому поводу получила лишь сухое «I KNOW who you are (Я знаю кто вы)». На что были готовы простые смертные чтобы попасть в клуб говорить даже не стоит. Продажа души дьяволу было, наверное, самое безобидное, что они могли бы сделать в момент, когда двери клуба закрывались перед ними. Взятки деньгами и натурой для персонала не работали. Другая легенда гласит, что одну молодую особу все же пустили после того как она оставила из одежды только дамскую сумочку, хотя в клубе в подобном одеянии она была точно не одна.

Известная в Студии 54 бабуля выплясывает с юнцами

Известная в Студии 54 бабуля выплясывает с юнцами

Тем не менее, большинство посетителей предпочитало более изысканные наряды. Гостями клуба были Карл Лагерфельд, Томми Хилфигер, Валентино, Кельвин Кляйн приезжал на вечеринки при первой выдавшейся возможности. В честь дня рождения Валентино, танцпол превратился в арену цирка с акробатами и русалками на трапециях и персоналом в костюме клоунов. Гости танцевали, пили, трахались, упарывались не смущаясь своей звездности, должностей или денежного состояния. Студия-54 на долгие годы стал не просто эталоном диско-клуба, местом досуга богатых и знаменитых, но и определённой визитной карточкой в прогрессивное элитарное общество, объединённого стараниями творческого класса.

Перед началом съёмки в Останкино посетители проходили короткий инструктаж, поскольку несколько камер работало в зале и телезрители должны были видеть счастливые лица людей и их слаженные аплодисменты в установленных регламентом программы местах;
2—е отделение Песни года’78 было чуть длиннее.

Сильвестр Сталлоне и Энди Уорхол

Сильвестр Сталлоне и Энди Уорхол

 

Вместо хоров на сцене выступали ВИА и сольные артисты:

Юрий Богатиков — Любовь к отчизне.
Анатолий Мокренко — Вихола.
Ксения Георгиади — Добрая столица.
Юрий Богатиков и ВИА «Пламя» — Идёт солдат по городу.
Ольга Воронец — Посвящение.
Ренат Ибрагимов — Наш город.
Валентина Толкунова и Большой детской хор ЦТ и ВР п/у Виктора Попова — Носики-курносики.
Эдуард Хиль — Сережка ольховая.
Татьяна Кочергина — Уроки музыки.
ВИА «Оризонт» — Калина.
София Ротару — Только тебе.
Виктор Кривонос — Если город танцует.
Людмила Сенчина — У природы нет плохой погоды (из к/ф «Служебный роман»).
Валентина Толкунова, Эдуард Хиль, Иосиф Кобзон, ВИА «Пламя» и «Оризонт» — Голос сердца.
Галина Беседина и Сергей Тараненко — Не исчезай.
Алибек Днишев — Влюбился я.
Вахтанг Кикабидзе — Моя песня.
Алла Пугачева — Женщина, которая поёт.
Карел Готт (Чехословакия) — Скрипка Паганини.
София Ротару и Карел Готт (Чехословакия) — Отчий дом.
Лев Лещенко — Притяжение земли.
Большой детской хор ЦТ и все участники — Новый день.

Типичный для S54 разврат

Типичный для S54 разврат

Как значилось в программе, открывалось второе отделение песней «Любовь к отчизне». Идеологически, это была самая важная любовь в жизни советского человека, который концертом должен был воодушевиться на строительство великого и светлого коммунистического будущего. Спустя некоторое время после описываемых событий, мать тридцать девятого президента США Джимми Картера, которая в 1978 году отпраздновала свое восьмидесятилетие, сказала совсем другие слова о своем посещении клуба Studio-54. Они звучали: I don’t know whether I was in heaven or hell, but it was wonderful (Я не знаю, что был ли это рай или ад, но это было великолепно).

Типичные для S54 фрики

Типичные для S54 фрики

Фотографии предоставлены порталом decadentlifestyle.net

  • CybRock

    фильм про клуб хороший…

    • bashenko

      Какой из них? 🙂

об издании

Проект Nёw Russian Wave — это объединение молодых блоггеров, живущих преимущественно за пределами России и пишущих на русском или английском языках. Особенностью проекта, является их персональный взгляд на актуальные проблемы окружающего их общества, интересные явления и события. В проекте мы отслеживаем исторические параллели, описываем взаимоотношения с не-русскоязычным сообществом, рассказываем интересные факты о местах, в которых мы живем и знакомим читателей с биографиями наших соотечественников, внесших свой вклад в историю и культуру других стран. «Загадочная русская душа» наших авторов дышит в унисон с другими загадочными душами на нашей планете.
Подпишитесь на рассылку самых интересных
и свежих публикаций проекта
Вы всегда можете отписаться от рассылки всего в один клик.