RU EN

EN

Мамо! Сквырла!

реклама

Ноябрь, 12
Рон Соркес

Уже несколько лет живя в Нью-Йорке, не перестаю умиляться милым зверькам, которые практически круглый год скачут и копошатся в земле во всех парках и скверах города. Многие их не замечают. Кого-то они, наверно, даже раздражают. Но мне они нравятся и я стараюсь держать для них несколько орешков в кармане.
Мало кто знает, что еще чуть более века назад белочек в Нью-Йорке почти всех истребили ради меха и, как ни странно, мяса. Американские охотники в 18 веке были совсем не прочь «ударить по бельчатинке» под виски. Но не только охота привела к тому, что белочек в городе почти не осталось. Виновата была, прежде всего, урбанизация. Нью-Йорк середины XIX века — совсем не зеленый город с рощами вязов. Это суровый индустриальный центр, в котором деревья безжалостно вырубались, прежде всего, чтобы строить на их месте дома и фабрики. Белочкам стало негде жить и нечего есть. Они стали такой редкостью, что, как шутили горожане: «Когда в городе встречается белка, New York Daily Times сообщает «о необычном посетителе на дереве в Даун-Тауне, привлекшем сотни зевак, которых пришлось разгонять полицейским».

IMG_0178

В 1870-х управляющие Центрального Парка решили развести белочек для увеселения посетителей. Эти самые посетители, как правило, уже были с сытым желудком, а значит, имели возможность думать «о высоком». Среди прочих викторианских идей, к тому времени стало популярно пропагандировать единение с природой, зачем белочки им и понадобились.

Вооруженные горьким опытом Бостона и Филадельфии, где непутевые парковые менеджеры уморили всех разведенных грызунов зимой, оставив их без еды и крова, Нью-Йоркские ребята соорудили множество теплых деревянных жилищ для белок, а посетителей парка снабдили пакетиками с орехами и каштанами. Белочкам, безусловно, это очень понравилось и вместо того, чтобы передохнуть к середине зимы, они наели себе щеки, распушили меховые шубки и завели бельчат. Через шесть лет 1500 белок уже громили деревья себе на гнезда и не давали проходу отдыхающим. Властям пришлось разрешить охоту. Даже тот самый любитель живой природы — управляющий парком, с удовольствием рассказывал журналистам, как они за раз «вырубили» сто жирных белок. Орехи и каштаны, естественно, у посетителей отняли. Таким образом популяция расти перестала, но по прежнему радовала своей активностью.

Сумасшедших в Нью-Йорке было всегда предостаточно, а они, сумасшедшие, как известно, любят кормить живность. Так и 100 лет назад, то тут, то там, появлялись сообщения о фактах незаконного подкорма пушистых грызунов сердоболами. С другой стороны, тогда же разгорелся скандал с участием итальянских рабочих, которые вспомнили рецепты прадедов и повадились белок ловить и есть.

В 1908 году Мариан Лонгвеллоу издал свою сентиментальную поэму «Пенсионер в сером». Одной из линией книги являлась идея, приравнивающая белочек к старикам в части своей зависимости от общества. Общество, книжку почитало и, как водится, во мнении разделилось. Одна часть принялась доказывать необходимость заботиться на государственном уровне о няшках, ибо невиновны они в том, что человек их искусственно поселил в городе. Другая часть посчитала, что этот вопрос не стоит их внимания и на белочек им ровным счетом наплевать. Тем не менее, дальнейшая жизнь обернулась для самих Нью-Йоркских зверушек, немного по-другому. Вопросы экологии все больше и больше волновали человечество: начали создаваться серьезные объединения «зеленых», но их стали заботить больше совушки и другие хищные птицы. Поэтому белочки продолжали быть в немилости, хоть популяция их в городе по-прежнему росла. Подлила масла в огонь «великая беличья миграция 1968 года», во время которой необычайно большой урожай желудя на восточном побережье вынудил белок выискивать места для хранения орешков. Есть свидетельства старожилов, видевших множество белок, переплывавших реку Коннектикут, а несколько тысяч утонувших белок выловили из одного только Нью-Йоркского резервуара.

В течение двух последних десятилетий прошлого века городские белки дважды отличились. В 1987 году серая няшка замкнула электрическую линию, снабжавшую биржу NASDAQ, оставив ее без питания на 82 минуты. Семь лет спустя, в 1994 году, предположительно другая белка, а может, одна из родственниц предыдущей, история умалчивает, «потушила» NASDAQ снова. Но плохое тоже забывается и с начала 2000-х все смирились с тем, что белки — неотъемлемая часть города. Белка — снова друг человека, и даже достойна стать талисманом Департамента Парков.
Сейчас в городе и штате обитает 4 вида белок. Самая большая популяция у «серой белки», среди которых можно изредка встретить черных особей. В Бронксе и за городом можно встретить «красную белку». Она чуть мельче и, как все мелкое, более агрессивная и пронырливая. Преимущественно в восточной части штата и вдоль озера Эри живет «Лисья белка». Это большой и красивый грызун с пушистым хвостом. Нью-Йорк — дом для двух разновидностей маленькой милой «летающей белки». Также к беличьим сородичам относят сурков и бурундучков. Этих тоже за городом пруд-пруди. В общем, запасайте орешки.

Broadcast live streaming video on Ustream

об издании

Проект Nёw Russian Wave — это объединение молодых блоггеров, живущих преимущественно за пределами России и пишущих на русском или английском языках. Особенностью проекта, является их персональный взгляд на актуальные проблемы окружающего их общества, интересные явления и события. В проекте мы отслеживаем исторические параллели, описываем взаимоотношения с не-русскоязычным сообществом, рассказываем интересные факты о местах, в которых мы живем и знакомим читателей с биографиями наших соотечественников, внесших свой вклад в историю и культуру других стран. «Загадочная русская душа» наших авторов дышит в унисон с другими загадочными душами на нашей планете.
Подпишитесь на рассылку самых интересных
и свежих публикаций проекта
Вы всегда можете отписаться от рассылки всего в один клик.